Непознанное

Что это было?

Случилась эта история довольно давно, 12 марта 2004 года. Она прочно врезалось в память, до сих пор терзая неразрешимостью и абсурдностью, заставляющей временами, возвращаться к ней вновь и вновь.
В то время, холодной и ветряной весной 2004 го, пришлось мне лечь в местное терапевтическое отделение с подозрением на сахарный диабет.Ничего серьезного, типичное обследование и лечение щитовидки. Заняться там было взрослому человеку категорически нечем, единственным развлечением служили кроссворды, карточные игры и плеер, в те времена еще кассетный.
Довольно большое 3х этажное здание, 16 палат на каждом этаже, в каждой палате по 4 человека, не считая элитных VIP палат для платных больных. Утро – капельница, завтрак, уколы; обед – процедуры и туманные обещания врача; вечер – капельница, скудный ужин, снова уколы и в 22.00 отбой.
Так мерно, и тягуче медленно тянулись мои больничные будни пока как то раз, очевидно, готовясь к приходу комиссии, в больнице, решили заменить старые советские шторы на современные жалюзи, но что-то не успев, пообещали, закончить установку на следующий день. Днем было несколько неуютно от того, что слепящее солнце било прямо в глаза, а ближе к вечеру, все уже привыкли да и солнце уже не слепило, красным диском, исчезая за зданием морга, как назло хорошо видимое из окон палаты. Расстояние до него — порядка 40-50 метров, и часто мы из окна палат наблюдали как открывались ворота, и по особому железному скату, санитары катили туда накрытые белой простыней тела из других отделений.
Наступил отбой, медсестры ушли спать, раздав лекарства и сделав вечерние уколы. По больничным правилам, они погасили в палатах и коридорах свет, оставив только ночники да дежурные люминисцентные лампы.
В окно были видны и другие больницы, быстро тускневшие; желтых квадратиков окон становилось все меньше с каждой минутой. Через полчаса было отключено вечернее освещение в палатах и только отсвет из коридора бледной полоской освещал пол.
Я помню, как по-привычке, завернулся в одеяло с головой, чтобы не слышать храп соседей и уснул самым неожиданным образом. Проснулся я где то без 10 десяти полночь от острого желания покурить в форточку, что совершив, лег обратно, но сон уже не шел. Моему взору предстал пугающий, но в то же время чем-то чарующий пейзаж.
Полная слепяще-яркая луна, чуть с зеленоватым трупным оттенком… Если долго смотреть на такую, то можно уловить в кратерах и впадинах черты мертвого лица в первой стадии разложения… Облака, длинными, завихряющимися хвостами протянулись сквозь небо и луну, которая серебрила их серое, клубящееся брюхо. Ветер гнал их с ураганной скоростью, по-этому, картина постоянно менялась, в мертвенно-бледных отблесках. При развитом воображении без труда было можно разглядеть в них диковинные сады или замки. Я смотрел на это небывалое небо, почти ощущая себя частью жуткого калейдоскопа игр света и тени.
Картина вообще была довольно зловещей: уснувшие корпуса больниц с черными глазницами окон, нагие скелетообразные лапы деревьев, длинные черные тени на серо-желтой череде сугробов и двухэтажное здание морга, особым контрастом выделяющееся на общем фоне.
Луна освещала его крышу, подсвечивая белым светом края вытяжных установок и труб… Тени контрастные с четкими острыми краями, распластались на его стенах замысловатым узором из черных и серых многосложных фигур.
Смотреть на морг не хотелось… Почему-то я чувствовал стыд, но именно морг и притягивал взгляд словно магнитом. Смотря в его черные окна, я искренне сочувствовал дежурному санитару – одному в этом жутком здании.
Ветер начал крепчать. Его холодное дыхание чувствовалось даже сквозь утепленные скотчем рамы. Деревья печально скрипели в такт его вою, раскачивая свои скелетообразные ветви-лапы… Облака, временами закрывавшие луну, сбились в большие хлопья, и она просвечивая сквозь них, была похожа на побелевшее от распада белка, глазное яблоко.
Я впал в полудрему, уже не пытаясь отвести взгляд от морга, а скорее в надежде, таким образом не заметно уснуть…
Страха не было, сознание засыпало, освобождаясь постепенно от созерцания этой невообразимо злой, но красивой ночи.
Вдруг я заметил, как тени на крыше здания зашевелились, и стали как бы сливаться между собой удлиняющимися углами. Мелькнула мысль, что это от движения облаков, иллюзия и не более. Но вот эта иллюзия, каким то непонятным человеческой логике способом приобрела объем и черным ромбом расположилась на самом краю крыши.
Сон как рукой сняло. Я готов был поклясться чем угодно, что еще несколько секунд назад этого здесь не было да и быть не могло!
Ромб же тем временем, расправил, крылья и окончательно стал объемным, это было заметно по поблескивающим в лунном свете перепонкам и складкам его черной как смоль чешуйчатой шкуры.
От ужаса у меня пересохло во рту. На крыше морга сидело существо, более всего похожее на скульптурных готических гарпий, только вместо птичьей у него была скорее собакообразная вытянутая морда с маленькими угловатыми ушками, да и вообще все оно было какое-то непривычно «угловатое» и чужое…
Сидело, вцепившись лапами в карниз крыши, даже не шевелясь под порывами ветра, на каждой лапе по 4 крючкообразных когтя. Но не это было самым невозможным и пугающим! Его глаза!! Как 2 горящих красным маленьких уголька, как яркие рубины, и больше ничего, привычного для нашего мира… Их малый размер и яркость никак не укладывались с размерами самого существа, которое по моим прикидкам было вместе с расправленными крыльями около 5-6 метров.
Существо смотрело на луну, как будто готовясь отцепиться от крыши своими ужасными лапами и одним мощным взмахом взлететь наперекор бушующему ветру, чтоб скрыться навсегда, растворяясь в сером мареве ночных облаков. Но, к моему сожалению этого не произошло, и не смотря на то что я щипал себя, в надежде проснуться уже до крови, ничего не менялось.
Вместо этого существо, очевидно почувствовав меня, вдруг развернулось всем корпусом и чуть встряхнув крыльями впилось в мой взор своими яркими, похожими на лазер глазами.
От них казалось исходили невидимые лучи враждебности какой-то абсолютно чуждой нам природы. Я почувствовал холод… Даже точнее не холод а чувство похожее на самый холодный холод только сильнее в тысячи раз, холод замораживающий даже мысли и проникающий в самые затаенные уголки моей грешной души. Одеяло прилипло ко мне от пота, липкими струйками стекающего со лба…
Ощущение было противным.Казалось, что кто-то высосал все мысли, оставив только одно чувство — чувство непреодолимого ужаса и желания скрыться от этого взгляда хоть в саму Преисподнюю, только бы, во что бы то ни стало, не видеть больше эти две красные злые точки… Но шевелиться, признаюсь к своему стыду, я не смел — тело отказывалось подчиняться мне…
Не могу точно сказать сколько времени это продолжалось, но в какой то момент, я почувствовал, что мысли снова начали возвращаться ко мне и я с трудом попробовал выстроить хоть какую, сколько-нибудь годную логическую связь, по прежнему продолжая смотреть, не в силах пошевелиться. «Так…» — рассуждал я, — «Вполне возможно что мне прописали наркотик и то, что я вижу, является лишь галлюцинацией вызванной химическими веществами».
Твердя это про себя как заученную мантру множество раз, мне удалось успокоится, но внезапно вдруг выключившееся электричество вновь вернуло меня в состояние угнетенного ужаса. Такое иногда случалось в больничном городке, питавшемся от своей подстанции, но странным было то, что не включилось аварийное освещение, обязательное в хирургических корпусах.
Зловещая тишина, вмиг заполнила собой пространство… Складывалось впечатление, что я один бодрствую среди этого царства темноты и галлюцинаций. А я уже почти убедил себя , что все видимое мной, является лишь плодом воображения, а стало быть нужно просто закрыть глаза и уснуть.
Вдруг чей-то леденящий душу вопль пронзил здание. В нем было столько безотчетного ужаса, что я сразу смекнул – тварь увидел кто-то еще… От этого стало вообще не по-себе, спасительная соломинка, о нереальности происходящего сломалась и наступил обморок.
Очевидно, я потерял сознание, потому что разбудить меня смогли только к обеду, и врач обходя палаты, покачивая головой сказала: «Да, молодой человек, вижу дозу гормона придется вам увеличить» Действительно, бреясь я обратил внимание на несвойственную мне бледность лица.
В больнице же тем временем все разбирались, кто кричал ночью разбудив половину корпуса, и мне эти разговоры были откровенно неприятны.
Со временем я таки смог убедить себя, что это был сон. И как то раз, в общении с врачом скорой помощи, моим другом, я рассказал ему случай про эту тварь.
Он ничуть не удивился, ответив мне, что раз примерно в 4 года кто-нибудь, из медперсонала видит ее. Но на такие темы никогда не станут разговаривать даже между собой, так как врачи в большинстве скептики и материалисты. Такого ответа я не ожидал и решил поспрашивать врачей из других уголков страны.
Мои дурные предчувствия оправдались – большинство из них либо видело лично, либо слышало от коллег про схожее по описаниям существо, но как и предполагал мой друг, категорически отказалось разговаривать на эту тему.
Так значит не галлюцинация…
Но тогда что ж это было ?