Непознанное

За гранью жизни

Пять лет назад Елене поставили страшный диагноз, и по совету врачей лучше всего было сделать операцию. В период подготовки к операции Елену не покидало странное чувство, что-то похожее на отрешение, нереальность происходящего, все вокруг казалось зыбким и размытым. Сама операция потеряла интерес для нее, как будто это должно происходить с кем-то другим. Последнее, что она помнит в  предоперационный момент – это подача наркоза. Далее состояние вялого бодрствования незаметно перешло в состояние нереальности. Воспоминания о сне нечеткие, отрывистые: Елена шла по незнакомой пустынной местности, вдалеке раздавалось эхо шагов, потом начался спуск, довольно крутой,  затем — падение –  в пропасть, будто в узкую шахту.

Елена долго падала, но при этом не чувствовала никакого страха, оказалась в какой-то комнате, в которой было очень темно,  и атмосфера была пропитана сыростью. В комнате появился незнакомый человек, который молча сел рядом. Они сидели, не разговаривали, смотрели по сторонам. Ветер приносил с собой издалека обрывки каких-то фраз, которые было очень сложно разобрать. Елена очень отчетливо запомнила слова: «еще, может, достаточно, посмотрите» – об операции в голове не возникало ни одной мысли. Также доносились совсем непонятные слова на странном языке. После этого молчаливый незнакомец резко встал и начал говорить: что-то про какой-то подарок для внука, что мало времени, что не успеет отдать – горевал, нервничал, переживал. Затем комнату стали наполнять странные тени, вроде бы люди, а вроде и не люди вовсе – они были полупрозрачные, резко теряли и обретали форму. Эти тени между собой общались, все было очень подвижно, динамично, но в то же время – не по — земному спокойно. Далее, Елена заметила на себе чей-то взгляд, после чего отчетливо услышала: «А что эти тут делают? Им еще не пора…».

После операции, когда Елена пришла в себя, врачи рассказали, что она пережила клиническую смерть. Где-то через месяц после восстановительного послеоперационного периода на дне рождении своей подруги  Елена встретила меня – своего молчаливого спутника из ее фантастического сна. По воле случая или по воле судьбы я, как выяснилось позже,  в одинаковое с Еленой время находился тоже  в состоянии клинической смерти, но, в отличие от нее, ничего подобного не чувствовал и не видел никаких снов, хотя внешность Лены мне показалась очень знакомой. Мы уже четыре года как поженились, да и немудрено после такого-то случая.